Эти мне “корочки”!

Судя по всему, тема не умирает.

“Корочка” не засохла, плесень на ней ветвится и цветет.

Ну, не жалко мне великолепного Дау, совсем уже не жалко: от него-то сия разлагающаяся органика отпадет со временем, алмазы от гнилья не портятся. К теоретической физике ни скверный характер, ни похоть не пришьешь, а интересен Ландау был и будет впредь именно физикам, никому больше. Ну, запачкали немного, бывает. Так и сам виноват. Душа в женщинах не важна? И ум тоже? Как скажите, за ваши деньги – любые фокусы. Бачили очи, как говорят на родине Корочки. Однако же, велика у народа тяга к чтению. Что попало потребляют и облизываются. Так вкусно? Или оголодали совсем? Уж будто читать вовсе нечего стало?

А, между тем, можно и прочесть. Если внимательно. Может, кто и умеет спрятаться за словами и создать о себе красивую легенду, но текст Коры – не тот случай. Сама я это, кстати, поняла не с первого раза. Сколько-то лет назад взялась читать, ничего вообще не зная о жене Ландау и на первой же странице ощутила легкое недоумение. В самом деле, начиная повествование с трагического дня той страшной аварии, автор несколько озадачивает собственными неадекватными реакциями. Ладно, проглатываем: типа женщина была совсем не в себе, что и пытается неумело нам описать. После пары десятков страниц легкое недоумение перешло в совсем тяжелое. Что ж это, она так и не пришла в себя? До самой смерти, что ли? На воровстве Лифшицом подарков решила в тот раз закончить, ибо пурга не обещала превратиться дальше в нечто осмысленное.

Повторное же знакомство с воспоминаниями мадам носило уже исследовательский характер. И премного позабавило. Жаль, кстати, что психиатры не в курсе редких достоинств сего труда. Я бы с удовольствием прочитала их профессиональные комментарии. Хотя в общих чертах и так ясно, что дамочка свихнулась на почве сочетания жадности с глупостью. Феномен не редкий, но важны масштабы. И случай. Не всякой же меркантильной дуре повезет выйти замуж за всемирно известного человека. Другой вдове еще и работать бы пришлось, не осталось бы времени на писанину.

Да, была у Конкордии Терентьевны одна великая любовь. Вполне удовлетворенная, кстати. К деньгам, разумеется. Странно, что мало кто это замечает на страницах ее мемуаров. Ожидая у телефона известия о смерти мужа Кора старательно подсчитывает выгоду Лифшица от смены автомобиля, подробно сообщает нам о его доходах от соавторства и о том, кто и как пытался выманить у нее деньги. На таком фоне ненависть к Лифшицу кажется уже чем-то “более человеческим”. Ревность, как-никак. А к “Дауньке” – ну, какая там любовь, я вас умоляю! Она там есть, разве? Ни в одной строчке Дау не описан “любящим взглядом”. А собственные страдания живописать – дело нехитрое. Гвоздь у меня в сапоге, понятно – кошмарнее фантазий Гете, кто бы сомневался.

  1. Nativ - Вт, 16 Дек 2008 1:04 

    Nativ

    Ой, не знаю, не знаю!… О том, что прочитала книгу Коры не жалею. А судить ее историю взаимотношений с Ландау и его окружением – не берусь. Семейные и любовные отношения “снаружи” и “изнутри” выглядят по-разному.

    Эта книга заставила поинтересоваться, кто же такой был Ландау.

    Родился Ландау в 1908-м. В детстве он был вундеркиндом – обладал способностью производить в уме сложнейшие математические расчеты. Окончил школу в 13 лет, поступил в университет в 14, в аспирантуру в 19, стал академиком в 38. В разгар сталинских репрессий Ландау был арестован и чуть не погиб. Спасло его заступничество академика Капицы, а также знаменитых иностранных друзей, среди которых были величайшие ученые современности – например, Нильс Бор. После освобождения Ландау поступил на работу в Институт физических проблем, который возглавлял Капица, и проработал там всю оставшуюся жизнь. Умер Ландау в 1968-м году, спустя 6 лет после трагической аварии, от последствий которой он так и не сумел оправиться до конца.
    Ландау был выдающимся физиком-теоретиком, автором многих открытий, лауреатом Нобелевской премии. Он разработал систеиу преподавания физики от начальной школы до ВУЗов, создал школу физиков-теоретиков, которую называют сильнейшей школой в мире.

    Это все я вычитала в интернете.

    Ответить

    Марина - декабря 17, 2008 2:59 

    Марина

    Эта книга заставила поинтересоваться, кто же такой был Ландау

    Боже, неужели я такая старая?!!
    Кто такой Ландау! Мама, роди меня обратно, но на этот раз – в новом тысячелетии! Я тоже тогда спрошу: кто такой Ландау? Я буду не знать слов “дау-минимум” и “Ландафшиц”, и что всегда есть отличная от нуля вероятность, что лев сам окажется в клетке. )))

    Натив, дорогая, простите! Я до сих пор пребываю в ненормальной уверенности, что Ландау и Гагарин – это НАШЕ ВСЁ. Типа, я просто очень давно родилась.

    Господь с ней, с Корой – кому она нужна, чтоб ее судить! “Ландау-Лифшиц” – это цивилизационный прорыв. Это такого рода явление в культуре человечества, равное которому еще поискать надо. Ну, разве что: “Неправо о вещах те думают, Шувалов, которые стекло чтут ниже минералов…”

    Ответить

  2. Nativ - Ср, 17 Дек 2008 22:58 

    Nativ

    В 60-х годах я училась в школе. И конечно я слышала о Ландау. И знала, что он – совершенно легендарная фигура и НАШЕ ВСЕ. Но не более того. Мои одноклассники, перешедшие в физ-мат школу и поступившие затем на ВМК, знали о нем, я думаю, гораздо больше.
    Марина, а вам посчастливилось учиться по книгам Ландау?

    Ответить

    Марина - декабря 18, 2008 0:23 

    Марина

    Нет, Натив. Я же экономист, а не физик.
    Но кое-какие книги из “Ландафшица” почитывала слегка – просто из интереса. Поскольку курс был среди нащих физиков притчей во языцех.
    Я не оцениваю этот труд по содержанию, это выше моей компетенции. Я говорю только о его культурном значении. Вот оно мне как раз понятно.
    Понимаете, все научные открытия, сделанные любым ученым (в том числе и Ландау), по логике развития научной мысли были бы сделаны все равно. Ну, чуть позже. Или даже значительно позже. А вот такой курс мог быть не создан никем и никогда. И он не может устареть. Как не устаревает Азбука или таблица Менделеева. Хотя Менделееву и не снилось то, что сегодня известно о природе вещества. )) Чтобы это понимать, не обязательно быть дипломированным химиком.

    Ответить

  3. Nativ - Пт, 19 Дек 2008 23:45 

    Nativ

    “Я до сих пор пребываю в ненормальной уверенности, что Ландау и Гагарин – это НАШЕ ВСЁ.”

    Все же Гагарин был более известен, чем Ландау. На мой взгляд.
    Я помню (правда не очень отчетливо), что в тот день, когда полетел Гагарин, мы, вся мелюзга, и взрослые тоже, выскочили на улицу и кричали “ура”.

    Ответить

    Марина - декабря 20, 2008 2:27 

    Марина

    Да, конечно, Натив.
    Гагарин был более известен.
    Мне кажется, можно сказать (хотя и не вполне корректно), что Гагарин был “ландау для бедных”. А Ландау – “гагарин для интеллектуалов”.
    Впрочем, я шучу, конечно. )))

    Ответить

  4. Nativ - Вс, 21 Дек 2008 20:29 

    Nativ

    Да без всяких шуток, Марина. Вы очень точно сказали.

    Ответить

Оставить комментарий