Виталий Лазаревич Гинзбург

Он так искренне верил, что "наука доказала невозможность Бога"… Наверно, он – один из последних, кто способен был верить в это так наивно и всецело.
Он служил науке всю жизнь и с полной отдачей. Защищал ее чистоту и честь, как Дон Кихот. Отказывался "политкорректно уважать" глупость и невежество, не признавал научного имиджа суеверий, мракобесия и шарлатанства. Но никогда не видел животворящего источника Истины и Жизни, и не смог узнать Его. Хулу говорил по неведению и невольно – больше греха на тех, кто с сатанинской радостью провоцировал на нее прославленного в последние годы жизни академика и лауреата.

Господь знает, насколько мало в этом его личной вины. Так сложилось. В преклонных годах человек уже не мог изменить свое сознание, голос Создателя был заглушен в нем давно и навсегда. Но что невозможно человеку, то возможно Богу. Даже сейчас. Потому что Господь и Спаситель наш не справедлив к нашим слабостям и прегрешениям, а милосерден. Было бы за что простить, Он простит.

Физика низких температур, сверхпроводимость, кристаллооптика, космические лучи и радиоволны, противодействие эпидемии псевдонаучных теорий  – разве мало для одной жизни, прошедшей через такой век? Прими, Господи и упокой, как можешь, душу новопреставленного раба Твоего Виталия. Суди его, если возможно, по закону совести, как не получившего Благой Вести. Это моя частная молитва о нем. Надеюсь, не единственная.

Оставить комментарий