Внуки Панаева от Скабичевского и другие потомки лейтенанта Шмидта

panaev-skabichevskyНовость сделали фамилии организаторов литературного собрания: созывали писателей не абы-кто, а Достоевский, Пушкин, Толстой и прочие покойные классики, на деле оказавшиеся теми, на ком природа отдыхала не меньше двух поколений, либо же просто самозванцами. Основная замануха – обещанное присутствие Путина. Отказались от приглашения единицы.

Наблюдать массовое скопление чванливых лизоблюдов отправились сотни журналистов и репортёров. От них мы узнали, что “литературный путинг” весьма украсил своим выступлением бомжеватый дурачок Дмитрий “Достоевский”. Этот ряженый сходу заявил, что его великий предок так бы и помер мелким бандюком, если бы мудрая власть не исправила его натуру справедливой и душеполезной каторгой. Намекая на неоценимый вклад Путина в будущее русской литературы бутафорский “потомок”  настаивал, что без каторги никак нельзя, только через неё выковываются гении, всех туда надо упечь. Не знаю, было ли приятно Путину, но у многих возникло подозрение, что “казачок засланный”, поскольку с биографией предполагаемого прадедушки ознакомиться явно не успел.

Ни лже-Лермонтов, ни  прочая седьмая вода на киселе тему не поддержали. Постеснялись, наверно. Поэтому от них мы пока ничего не узнали о благотворном влиянии публичных порок, шпицрутенов, пулевых ранений, туберкулёза, сталинского ГУЛага и церковной анафемы, ну да с этим теперь вполне справятся блогеры в комментариях. Никто также не догадался испросить верноподданному рабу Димитрию правительственной награды в виде путёвки в одну их колоний – для творческого роста, разумеется. Писатели, они такие – самовлюблённые индивидуалисты, всё больше – о себе, да о себе. Пенсий у нас нету – надо дать, барин! Престиж упал – надо поднять, и повыше, повыше! Издатели не хотят издавать – надо придумать что-то, заставить как-то. Читатели читать не желают, скоты бессмысленные, совсем распоясались – помоги, отец родной, надёжа наша! Квартирный вопрос… ну, в Путин и Достоевскийобщем… Но раньше-то дачи давали! Путёвки, опять же, гранты – столько проблем в литературе!..

При этом писатели, как люди культурные, поспешили Путина заверить, что любят его уже прямо сейчас, а не за то, чем он теоретически может их облагодетельствовать. Некоторые даже не сдержали поэтического восторга – выразили вслух.

Досадно, что в этом паноптикуме мелких тщеславий оказались и люди достойные. Вот, спрашивается, что там делать Наталье Дмитриевне Солженициной? С какими добрыми намерениями и за какие коврижки она согласилась торгануть именем любимого человека, которому посвятила жизнь? Или Шаргунов с его пламенным спичем про заключённых – зачем? Что это – глупость, или показная смелость – тоже род мелкого тщеславия? И все другие, которые пытались там что-то сказать и говорили – они на что надеялись? Что он их услышит? Или ответит?

Только очень наивный человек может думать, что в подобном формате возможно общение с руководителем страны. Только наивный патологически и безнадёжно, до слабоумия – что вообще есть смысл разговаривать с Путиным. За тринадцать лет не понять, что этот человек способен слышать лишь себя – невозможно. Кто утверждает обратное, тот лукавит, обманывает себя (не без умысла) или просто врёт. Резоны штатных и записных врунов понятны. А остальные, которые с добрыми намерениями – на какое чудо надеются?

Любое “общение” с Путиным – это бенефис Путина. Он слушает себя, красуется, любуется собой. У него на всё готовы отповеди и формулировки, которые сегодня же и завтра будут воспроизведены всеми СМИ, растиражированы и доведены до каждого. Ему для этого нужен фон. Любой: из льстецов, соглашателей, просителей, несогласных, бунтарей – не важно! Роль у всех одна: подавать реплики. Реплика прозвучала – дальше последует его монолог, “доказывающий” его единственно правильную точку зрения, приправленный солдафонскими остротами и откровенной ложью. И возразить никто не позволит, не для того олухов собрали. В этой игре одно железобетонное правило: последнее слово всегда остаётся за Путиным, он – победитель.

Участвовать в его игре мы все можем только как подхалимы или козлы отпущения. Но можно не участвовать – пока ещё за это не расстреливают.

Потому лучше поберечь свое человеческое достоинство от напрасного унижения, а репутацию от ущерба: они легко портятся и с большим трудом восстанавливаются. Это я вам как прямой потомок Адама и Евы говорю.

Оставить комментарий